Электрофорез с кортексином ребенку

Электрофорез с кортексином ребенку

2. Методы исследования и лечения

2.1. Экспериментальные исследования

Для разработки методики эндоназального электрофореза кортексина предварительно были проведены экспериментальные исследования по определению устойчивости препарата к действию постоянного тока, выбору полярности, оптимальной концентрации и экспозиции воздействия. Хроматографическая характеристика препарата кортексина и изменение его хроматографических свойств под действием гальванизации и электрофореза проводилась ст.н.с.к.х.н. Безруковым М.В. в биохимических лабораториях НЦПЗ РАМН и ФГУ НИИ ФХМ МЗ РФ.

Аналитическую хроматографию первой партии кортексина (2007 года выпуска) проводили на хроматографе Aglient 2000, с детекцией при хроматографии компонентов смеси при помощи ультрафиолетового детектора при длине волны 220 нм, а также с использованием флуоресцентного детектора, по флуоресценции разделяемых компонентов смеси (длина волны возбуждения 220 нм, длина волны испускания 380 нм). Хроматографию проводили на колонке диаметром 4,6 мм и длиной 15см, с обращенной фазой Ultasphere ODS 5мкм ( Beckman Coulter), и вводом в колонку 10 мкл образца с концентрацией кортексина 3,7 мг/ мл в виде водного раствора. В качестве подвижной фазы использовали градиент ацетонитрила в 0,1% трифторуксусной кислоте. Элюирование компонентов смеси с колонки производили со скоростью элюции 0.8 мл/ мин. В качестве буфера А использовали водный раствор 0,1% трифторуксусной кислоты, а в качестве буфера В, 70% ацетонитрила в воде 0,1% трифторуксусной кислотой. При флоуресцентном детектировании на хроматограмме были определены пики веществ, со временем удержания 18-23 мин., в середине хроматограммы, и в конце хроматограммы со временем удерживания 31-34 мин. Указанные аналогичные пики веществ имеются и на хроматограмме с детекцией веществ при помощи ультрафиолетового детектора при 220 нм и по-видимому, могут быть исходя из их гидрофобности и спектральных характеристик триптофансодержащими пептидами, которые часто обладают биологической активностью по отношению к нервным клеткам. Гидрофильные компоненты кортексина элюируются в начале хроматограммы и детектируются при 220 нм. (Рис.2)

Исследование стабильности кортексина при электрофорезе и проникновения его через слизистую оболочку носа проводили на партии кортексина 2009 года выпуска с использованием более короткой колонки, диаметром 4,6 мм и длиной 4,5см, с сорбентом Ultrasphere ODS 5мкм (Beckman-Coulter). При исследовании партии кортексина использовался хроматограф Beckman-Coulter (USA), включающий в себя компьютер, насос высокого давления 128Р, ультрафиолетовый детектор 166, инжектор рейодайн 7752i с петлей для ввода проб на 20мкл. Элюирование проводили в фосфатном буфере, при этом положение пиков веществ, поглощающих при 220нм, и внешний вид исходного хроматографического разделения был аналогичен хроматограмме первой партии (Рис.1,2). Меньшая интенсивность пиков при хроматографии второй партии была обусловлена тем, что на колонку наносилось меньшее количество кортексина, чем в первом эксперименте. Для проведения экспериментов, 10мг кортексина растворяли в 10мл воды, образцы после проведения экспериментов наносили на колонку в объеме 20мкл., что значительно меньше чем в эксперименте проведенном с первой партией образца кортексина. Элюирование нанесенного на колонку образца проводили возрастающим градиентом ацетонитрила в воде в присутствии 0,1моль/литр дигидрофосфата калия с pH 4, со скоростью элюции 1мл/мин. Для хроматографии использовался в качестве буфера А- раствор с 0,1моль/литр дигидрофосфата калия подкисленный фосфорной кислотой до pH 4, а в качестве буфера В-70% ацетонитрил содержащий 0,11моль/литр дигидрофосфата калия подкисленный фосфорной кислотой до pH 4. Разделение кортексина проводилось в линейном градиенте с повышением концентрации ацетонитрила со скоростью элюции 1мл/мин., от 0 до 95% буфера В за 12 минут, с 12 по 16 минуту изократически в 95% буфера В, с 16 по 21 минуту проводилась промывка хроматографической колонки буфером А для переуравновешивания и проведения последующего эксперимента. При проведении хроматографического разделения была показана идентичность профилей элюции исходного раствора кортексина и раствора кортексина, который нанесли на турунды из ваты и через который пропускали электрический ток, т.е. подвергался гальванизации (Рис.3,4). Небольшое уменьшение концентраций ряда пиков обусловлено процессом электродиффузии, никаких лишних пиков на хроматограмме образца кортексина, который подвергался электролизу не наблюдается, что свидетельствует о его стабильности в условиях гальванизации. При проведении лечебной процедуры через турунды смоченные раствором кортексина и введенные в нос, через которые пропускался постоянный электрический ток, было выявлено следующее. Пик со временем удерживания 9,0 мин., и составлявший в исходной смеси 2% от общего поглощения исчезает в образце кортексина после проведения электрофореза (Рис.4), по видимому за счет электродиффузии составляющих его веществ через слизистую оболочку носа, затем передвигаясь периневрально и проникая через ГЭБ. Интенсивность пика со временем удерживания 9,017 минут также уменьшается с 2,45% до 0,79. Указанные пики веществ находятся в середине хроматограммы в области удерживания соединений обладающих вышеупомянутым спектром флуоресценции. Химические соединения, присутствующие в указанных пиках, могут содержать остатки триптофана и проявлять физиологическую активность при переносе их при помощи электрофореза через слизистую оболочку носа и ГЭБ. Уменьшение интенсивности поглощения прочих компонентов образца кортексина происходит в меньшей степени. Интенсивность пиков полярных гидрофильных соединений слабо удерживающихся на обращенной фазе со временем удерживания 0,5 и 1мин возрастает, по видимому за счет загрязнения образца бактериальными полисахаридами или гидрофильными соединениями слизистой оболочки носа.

Таким образом, на основе данных ВЭЖХ, физико-химических свойств спектральных компонентов фракций кортексина, можно утверждать, что под действием постоянного электрического тока происходит электрофортическое диффундирование и часть веществ из препарата кортексина поступает в кровь.

Аналитическая хроматограмма образца кортексина 2007 года на колонке Ultasphere ODS 5мкм 4,6мм/15см.

Рис. 3. Хроматограмма партии кортексина (2009 года) на колонке Ultasphere ODS 5мкм 4,6мм/4,5см.

Рис. 4. Хроматограмма образца кортексина после воздействия на него электрического тока.

Рис. 5. Хроматограммы образца кортексина после проведения с ним лечебного электрофореза в разное время удерживания пиков.

Рис. 6. Хроматограмма образца кортексина после проведения с ним лечебного электрофореза в разное время удерживания пиков.

Рис. 7. Хроматограмма образца кортексина после проведения с ним лечебного электрофореза в разное время удерживания пиков.

Внимание!
с 21.09.2020 у нас изменятся банковские реквизиты московского отделения!

Если вы получили счет на оплату безналичным расчетом, обратитесь к администратору нашего московского отделения для получения нового счета.

Внимание! Важное событие в развитии наших методик лечения.
Большое и важное событие произошло 28 января 2020 года у нас в Клинике Мельниковой Е.А.!

Сквозной скрининг о результатах лечения ТКМС

Мы собираем Ваши отзывы о проведенной в нашей Клинике Мельниковой Е.А. процедуре Транскраниальной Магнитостимуляции (ТКМС).

Сегодня мы готовы предложить ВАМ ознакомиться со сквозным скринингом о результатах лечения за декабрь 2019-январь 2020 года.

Статистика ТКМС
С появлением аппарата ТКМС в нашей клинике уже было проведено 5 заездов, где успешно прошли лечение 73 пациента по специально составленной программе 3D (CCC).

Уважаемые пациенты и их родители!
Очень важная информация для всех, кто хочет попасть к нам на процедуру Транскраниальная Магнитостимуляция (ТКМС)!

Дорогие наши друзья!
Мы счастливы рассказать ВАМ, как же прошел САМЫЙ НЕЗАБЫВАЕМЫЙ ЗАЕЗД в Клинике Е.А.Мельниковой в Севастополе – Новогодний заезд!

Транскраниальная магнитостимуляция (ТКМС) — Новый МОЗГОВОЙ ШТУРМ в психо-неврологии.
Наши достижения по ТКМС (неврологическая статистика).

Читайте также:  Антиангинальные препараты рецепты

С внедрением ТКМС в нашу клинику было проведено 2 заезда в период с 27.09 по 09.11.2019 г., где успешно прошли лечение 28 пациентов по специально составленной программе ТРИ Д ССС ЗПРР и ТРИ Д ССС ДЦП.

Подробности.
Особенный заезд в Крым на Новый 2020 год!
Спешите записаться на ОСОБЕННЫЙ заезд в Крым на Новый 2020 год! Позвольте себе вернуться в лето, а Вашему ребенку получить высокоспециализированное лечение и отдых!

Это будет САМЫЙ необычный заезд в Севастополе, и дело в том, что у нас подготовлены несколько сюрпризов для ВАС!

По уже сложившееся традиции в севастопольском филиале Клиники, мы предлагаем Вам записаться на САМЫЙ выгодный заезд в году — Новогодний заезд.

Подробности.
—> Друзья! С 22 апреля по 6 мая 2019 состоится ВЫЕЗДНОЙ ЗАЕЗД в УФЕ!

Как и всегда, мы проведем 14 процедур основного лечения: аутонейритотерапия, введение ноотропов минуя ГЭБ, микрополяризация, лимфотропная терапия и, конечно, консультация наших специалистов, которые определят индивидуальный план лечения для КАЖДОГО из пациентов.

Напоминаем, что мы — единственная клиника в России, проводящая лечение по авторским методиками Мельниковой Е.А. — аутонейритотерапии и введению ноотропов минуя гематоэнцефалический барьер.

Подробнее >> —> НАЛЬЧИК! Май 2019! Клиника Мельниковой Е.А. посетит ВАС с выездным заездом!

Мы очень рады, что этот год такой насыщенный на выездные заезды – ведь это значит, что мы сможем помочь многим пациентам, у которых нет возможности приехать в Москву или Севастополь! В течение 14 дней мы будем проводить процедуры по разработанным Еленой Анатольевной схемам лечения ДЦП, ЗПРР, СДВГ, аутизма, последствий ЧМТ.

Подробнее >> —> Мы рады сообщить, что в мае с ВЫЕЗДНОЙ ЗАЕЗД состоится в НЕФТЕКАМСКЕ!

В процессе лечения врачом-неврологом будет осуществлен динамический контроль за лечебно-реабилитационным процессом; в том числе будут проведены две консультации: первичная, при приеме пациента, и вторичная – при выписке после окончания курса лечения. Для каждого пациента будет составлен свой, ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ план лечения, учитывающий все особенности организма ребенка.

Катастрофа, которая случилась с моим пятимесячным малышом — следствие методичной врачебной политики введения меня и моей семьи в состояние страха. Страха, как инструмента принуждения к приему медикаментов. Именно мой страх стал причиной того, что я согласилась на прием препарата, обернувшийся для малыша клинической смертью и долгой болезнью. По отработанному сценарию я в последствии должна была глушить действие этого препарата следующим и так до конца жизни. Мы стали жертвами фармакологического и врачебного заговора.

Запугивать меня начала еще участковый врач, приходившая из поликлиники в первый месяц. У нас был гипертонус, и долго держалась желтушка (25 дней, билирубин максимально — 220 мкмоль/л), в общем, ничего особенного, вполне нормальное состояние малыша, родившегося раньше срока, да и роды были не самые легкие, как часто случается в первые роды. Хорошо, что меня в роддоме предупредили, чтобы я не беспокоилась. Да и я сама, женщина опытная, много чего прожившая, не особо обращала внимания на слова врача, была абсолютно уверена, что все в порядке, сердце было спокойно. А врачи, думалось мне, — известные перестраховщики. Но и на старуху бывает проруха, и на мои нервы нашлась врачебная управа. Хоть и понадобилось несколько месяцев.

В первое посещение поликлиники в возрасте один месяц передо мной разыграли целое представление. Патронажная сестра начала меня организовывать в больницу, утверждая, что желтуху надо срочно лечить. Я же, честно говоря, не поняла зачем. Желтизна кожи давно уже спала, да и не была она сильно заметной никогда. Мне кажется, что они больше смотрели в выписку из роддома, где было указано количество билирубина на шестой день, чем на моего малыша. Придирались ко всему. И гипертонус какой-то неправильный, и вес прибавлен несильно (500 г, разве это мало? 800 г с самого нижнего веса от рождения, но, пожалуй, наши врачи не читают указания ВОЗ). Вызвали с серьезным и трагическим видом в кабинет неонатолога, которая даже не стала смотреть малыша, сказала, что все в порядке, но при этом прописала кучу препаратов. Между прочим, я весьма была удивлена, что витамин D, весьма небезопасное вещество, прописывается без необходимости, да еще и в солнечное лето. Какой-то Элькар, на поверку оказавшийся бывшим допингом для спортсменов, теперь позиционирующийся фармакологией как витамин для младенцев. Пантогам, который, как и все ноотропы, не имеет никакого подтвержденного эффекта, но, по повсеместной практике, делает малышей весьма возбудимыми и нервными. Какую-то расслабляющую микстуру, видно для достижения равновесия к ноотропу, и кучу чего-то еще. Все это я благополучно забыла, повозмущавшись, что врачи, вместо назначения физиопроцедур, бездумно прописывают сложные препараты таким малышам, да еще в таком количестве. И плюнула на все это, продолжая гулять с малышом и любить его, будучи уверенной, что хороший уход — главная помощь.

Вот дальнейшая история уже печальней. На второй месяц на осмотре неонатолога меня строго отчитали, что я запускаю малыша, не лечу его и, совершенно очевидно, не даю прописанные ею препараты. На мой вопрос от чего его лечить, врач строго посмотрела на меня и удивилась, что я сама не вижу. Объяснять ничего не стала. Нам поставили кучу диагнозов: ПЭП, внутричерепное давление, гипертонус и гипервозбудимость и что-то там еще. Между прочим, нет ничего удивительного, что малыш орет в холодном кабинете, когда незнакомая тетка жестко крутит его и вертит. Прибавили мы за месяц целых полтора килограмма, что опять-таки вызвало возмущение врача, строгие указания кормить по часам и прочие глупости, ведущие к прекращению грудного вскармливания, а также намеки на якобы эндокринные нарушения. После того, как я сделала нейросонографию у того врача, которого сама выбрала, меня отчитали, что я обращаюсь к кому-то непонятному и результаты сомнительны. Ей почему-то надо было, чтобы мы делали анализы только по ее направлению. Потом я разобралась, почему. В общем, наша неонатолог, Бог ей судья, взялась за дело со всей своей профессиональной дури. Я, честно говоря, была сильно возмущена некорректным обращением врача, отметила про себя, что все мамы выходят от нее вздернутые и с разными диагнозами: у кого глухота, у кого слепота, кто не разговаривает в девять месяцев, «нормальных» детей от нее не выходило. Пожаловалась на нее нашему участковому врачу, которая сказала: «Если матерей не стимулировать, они не будут заниматься детьми». Каков подход?

Именно эта врачебная игра и привела меня сначала к сомнениям в здоровье малыша, а потом и к роковой ошибке. При таком методичном запугивании, ничего удивительного.

Самое ужасное от посещения детской поликлиники было то, что там малыш подцепил ветрянку. Мы даже полежали в больнице. Единственный нормальный врач, которого я за это время видела — это наш педиатр в НИИДИ. Спасибо ей большое. Она успокоила меня, оставила нас на несколько дополнительных дней, чтобы мы прошли все обследования и всех специалистов, и я была уверена в здоровье сына. Она так и сказала: «Зачем вам ходить по непонятно каким врачам, рисковать здоровьем? Мы все сейчас сделаем, а то вас потом затаскают». Спасибо большое Елене Ивановне, но, пожалуй, это — единственный нормальный врач, что встретился мне на пути.

Читайте также:  Чем мазать руку после перелома лучевой кости

Малыш сильно ослабел после ветрянки, которую перенес тяжело. Он перестал держать голову при тракции за руки и лежа на животе. Вот на этом меня и поймали. Наша неонатолог сказала, что такого тяжелого случая она не видела никогда, участковый педиатр тоже стала намекать на что-то ужасное. Я засомневалась и перестала верить своему материнскому сердцу, утверждавшему, что малышу нужен покой, любовь и время. Я согласилась на консультацию городского врача. Кстати, ни о какой физиоподдержке: массаже, электрофорезе речи у неонатолога не было. «Массаж вам повредит», — сказала она категорично, не забыв, между прочим, дать телефон своей кабинетной сестры, которая будет нам его делать за деньги. О том, что я имею право на бесплатный массаж в поликлинике, даже, если нам его не прописал врач, она мне не сообщила. «Ваши проблемы от головы, у вас повреждения мозга», — стучала она мне, не обращая внимания на результаты анализов. Я начала пугаться, месяц проведя в страхе и тревоге, я приехала на УЗИ шеи. Малышу было пять месяцев. За месяц я уже зареклась ходить по врачам и думала только сделать обследование для собственного спокойствия. Но не тут-то было.

Врач поликлиники при ДГБ № 1 Кагаткина, невролог, специалист по УЗИ шейного отдела позвоночника провела прием моего сына всего за 15 минут. За это время она подтолкнула меня так, что через три дня мой сын умер. Слава Богу, спасли, но уже много месяцев мы расхлебываем последствия уколов Кортексина, что она нам прописала. Бог ей судья. Все было сделано следующим образом: когда я еще стояла в дверях, она сразу «взяла обороты», с ходу поставила диагноз «атрофия зрительного нерва». До сих пор удивляюсь как, да и окулисты удивляются. Приведя меня этим в шоковое состояние, она провела осмотр малыша, заявив: «Он не держит голову не из-за слабости, у него нарушения мозговые». Между прочим, результаты УЗИ, которое она провела, не могут прочитать специалисты. Я вообще удивляюсь, как она смела ставить какие-либо диагнозы без длительного наблюдения, когда вообще ее дело было — проведение УЗИ. Главврач больницы сказала, что, если мы хотим просто обследование без консультации, надо идти платно. Во как. Далее, Кагаткина в жесткой форме отчитала меня, что я не лечу малыша прописанными препаратами. И вообще она вела себя со мной, взрослым интеллигентным человеком, так жестко и по-хамски, будто я отпетая алкоголичка, вредящая своему ребенку. На меня это произвело сильное впечатление, я подумала, что, наверное, ей, как врачу виднее, она имеет причины так со мной обращаться, я действительно не права, что даю малышу придти в себя без медикаментозной помощи, делаю ему хуже. На мой вопрос о физиотерапии был получен категоричный ответ, что нам она уже не поможет. Нам уже ничего не поможет, только есть еще надежда на уколы «витамина» Котрексина. Видя, что я, оправившись немого, начинаю спорить и давать отпор, г-жа Кагаткина заявила, что в моем случае надеется особо не на что. «Вы доводите малыша до ДЦП», — вот именно эти ее слова окончательно выбили меня из колеи.

Эти три волшебных буквы. Только что-то не появились они в ее заключении, которое, по сути, документ, а не голые эмоции. В общем, вполне отработанная схема. Опомнится мне не дали, это сейчас я все понимаю. Слишком поздно.

Как я потом узнала, мой неонатолог и эта врач поддерживают личные отношения и проводят одну политику по «стимулированию» мамаш, это уже не первый случай. «Ну что же вы решили так быстро делать уколы? Надо было дождаться вашего врача», — передали мне слова этого «специалиста высшей категории». Слов нет.

Дальше все просто, сильно напуганная, я опрометью кинулась спасать свое дитя. В течение часа я нашла деньги на очень дорогое лекарство, сбегала в поликлинику, посоветовалась с участковым врачом. Больше было не с кем. Участковая врач вместо того, чтобы успокоить меня и предложить проконсультироваться с врачом, который уже долго наблюдает малыша или еще с кем-либо, сказала: «Надо бить в набат, срочно спасать всеми способами, такого серьезного случая я не помню». После этого я уже не сомневалась. Через несколько минут я сделала первый укол Кортексина. Препарат, как оказалось, никакой не «витаминчик». После третьего малыш впал в сильнейшую судорогу и у него отказали жизненно важные системы организма. Пять часов реанимации в поликлинике и пять уколов реланиума не особо помогли.

Честно скажу, я пережила сильнейший шок, когда на моих руках малыш просто. Сил на борьбу за правду у меня не было никаких, все мысли были только о том, как помочь теперь, как выпутаться из беды. Однако, все врачи, работавшие с нами, думали только о прокуроре. В неврологическом отделении ДГБ № 1, где мы лежали после реанимации, заведующая нам быстро и непринужденно объяснила, что никакой правды нет, нам даже думать не стоит, чтобы пытаться наказать ее подчиненную, что она легко докажет правоту Кагаткиной. Заметьте, осматривала она малыша после пяти кубиков реланиума, естественно, что адекватных рефлексов она на самом деле видеть не могла и об этом прекрасно знала, пользовалась. При этом она вспоминала старорежимные времена, когда ее год таскали по судам только за то, что она, прописав папоротник от глистов, не предупредила мамашу, что целую пачку заваривать нельзя, малышу было банально плохо. Вот так вот, а сейчас — время вседозволенности, когда на наших малышах ставятся фармакологические эксперименты, просто умышленное убийство нации.

Нам поставили кучу диагнозов, утаили часть анализов и отпустили домой. Страшным последствием Кортексина стало то, что у сына начались судороги после того, как отошло действие седуксена. Опять то же 40-е отделение, те же «специалисты», только теперь новый диагноз и новое прописание. Далее по этой схеме мы должны были начинать прием антиконвульсанта, препарата, заглушающего действие психостимулятора Кортексина. Правда, на этот раз меня «пожалели». Так и не найдя на всех ЭЭГ и других анализах признаков нарушения мозга и эписиндрома, мне сообщили, что пишут в выписке «судорожный синдром», хоть в нашем случае состояние малыша может иметь другие причины. «Мы должны поставить диагноз, — сказали мне. — Прописываем вам Депакин, мы же должны вам что-то прописать, но это для прокурора, а вы уже грамотная мамаша, все понимаете». Вот такая врачебная помощь.

Читайте также:  Что принимать при боли в горле без температуры

Но и на этом спасибо. Между прочим, ни Кортексин, ни Депакин нельзя принимать амбулаторно, они прекрасно это понимают, но все равно прописывают всем подряд. Я своими глазами видела, как через пару часов после начала приема Депакина младенца еле откачали в реанимации, такие сильнейшие припадки непрерывно у него начались. И вообще, я много чего насмотрелась в неврологическом отделении, где лежат младенцы с судорогами и прочим после Актовегина, Церебролизина и второй АКДС, бывшие совершенно здоровыми до этих препаратов. В реанимации врач сказал мне, что прекрасно знает Кортексин по его страшным последствиям. В общем, мог бы получиться порочный круг, когда, начав прием препаратов, я была бы вынуждена глушить последствия все новыми и новыми лекарствами.

Ходила я и к главврачу больницы со своей историей и с претензиями к лечащему врачу, но она всего лишь показала мне, что к суду у нее все готово, правды нет. До нас ей дела не было. По-поводу последствий препарата, как она мне сообщила, они обязаны подавать данные в министерство на все подобные случаи. Ой ли? В описании препарата нет никаких предупреждений, по описанию Кортексин — самое хорошее, самое полезное и совсем безобидное средство. Так что, мне теперь ясно, что все подобные случаи (по словам реаниматора совсем не единичные) просто утаиваются. Да и в выписке из больницы нет ни слова о реакции на Кортексин.

Вот такая история, самая страшная и печальная в моей жизни. Много опыта и понимания реального положения в медицине я вынесла такой дорогой ценой. Нет полезных или безвредных лекарств.

Спасибо всем, кто нам действительно помог и помогает. Помогают руки профессионалов, а не препараты. Спасибо Виталию Александровичу Копылову, который просто вытаскивает нас из всего клубка последствий и, более того, борется за правду, за здоровье наших детей. И дает возможность, говоря о фармакологическом заговоре и описывая реальные случаи последствий действия лекарств, которые он исправляет, хоть кому-то не идти на поводу у врачебного запугивания, а хотя бы остановиться и все как следует обдумать.

Лоога А.С.
Санкт-Петербург, 21 марта 2010 г.

Разработка методов коррекции функциональных нарушений, повышения резервных и адаптивных возможностей организма, является одной из актуальных задач, определяющих приоритетное направление научных исследований в области восстановительной медицины (Разумов А.Н.,2002;2008; Бобровницкий И.П.,2007,2008; Пономаренко В.А.,2003, 2008 и др.).

Представляет большой интерес разработка и научное обоснование немедикаментозных здоровьесберегающих технологий, среди которых важное значение имеют методы, устраняющие вегетативный, метаболический, психоэмоцциональный дисбаланс, лежаший в основе в оценке уровня здоровья пациентов, страдающих ДЦП и ЗПРР (ОреховаЭ.М., Кончугова Т.В., 2008).Особенно это важно при нарушении когнитивных функций у больных детским церебральным параличом и с задержками в психоречевом развитии, которые являются разновидностью так называемых болезней дизадаптации. (Рыжак Г. А., Малинин В. В., Платонова Т. Н., 2003).

Несмотря на все успехи в области экспериментальной и клинической нейрофизиологии, до настоящего времени нет адекватной терапии ДЦП и ЗПРР (Василенко Ф.И. ,Сазонова Н.В. , 2008). . В последние годы получен новый импульс к разработке и расширению возможностей метода введения лекарственных веществ, минуя гематоэнцефалический барьер, позволяющего снизить фармакологическую нагрузку на пациента, используя малые дозы препарата, но имеющего ряд неоспоримых преимуществ перед фармакотерапией. Кортексин представляет собой комплекс полипептидов, нейропротекторного ряда, являющегося средством интегрального моделирования функций центральной нервной системы (ЦНС) — двигательной активности, памяти, реакции на стресс, ощущение боли и удовольствия, репаративных и других процессов (Рыжак Г. А., Малинин В. В., Платонова Т. Н., 2003).

Для решения поставленных задач были проведены наблюдения и исследования на 1000 больных с ДЦП и ЗПРР в возрасте от 3 до 15 лет. Средний возраст составил 3,5±4,8 года. Длительность заболевания колебалась от3 до 5 лет (32%), от5 до 7лет(48%) и свыше 7 лет-10%.

Всем пациентам, находящимся под наблюдением, наряду с клинико-неврологическим обследованием проводилось нейрофизиологическое исследование головного мозга методом компьютерной ЭЭГ и вызванных когнитивных длиннолатентных потенциалов по методике Р300.

Все пациенты в зависимости от примененного лечения были разделены методом случайной выборки на 3 сопоставимые по клинико-функциональным характеристикам группы.

В соответствии с задачами исследования был проведен физико-химический эксперимент по обоснованию применения кортексина методом введения , минуя гематоэнцефалический барьер, с использованием спектрохроматографии при флуоресцентном и ультрафиолетовом детектировании, в результате чего была определена устойчивость кортексина к действию постоянного микротока Фарадея, полярность, электрофоретическая активность и оптимальная концентрация препарата.

Показатели электроэнцефалограмм обследуемых укладывались в два типа нарушений: десинхронный тип ЭЭГ (снижение индекса альфа активности, стирание зональных отличий, преобладание бета волн), что характерно, в основном, для пациентов с астеническим синдромом при ДЦП; дезорганизованный альфа ритм с повышенной амплитудой и повышенной бета активностью низкой частоты с медленными волнами и усилением реактивности на световые раздражители, выявлялся преимущественно у пациентов с ММД и ЗПРР. Выраженность межполушарной асимметрии в целом по группе составила до лечения 66±4,7% , что свидетельствует о функциональной разобщенности полушарий.

По данным когнитивных вызванных потенциалов выявлено, что у пациентов до лечения в целом по группе значительно снижены показатели процессов восприятия, опознания и дифференцировки информации, а также процессы принятия решений, запоминания и снижение процессов активации. Нарушение этих процессов свидетельствуют о низкой функциональной активности в височных, лобных областях, а также в гиппокампальной области. Это подтверждают и данные ЭЭГ, свидетельствующие, что именно в лобных и височных областях в большей степени определялись патологические дельта и тета волны.

Переносимость процедур была хорошая, побочных эффектов в процессе лечения не наблюдалась ни у одного больного. Сравнительный анализ динамики амплитуды альфа- ритма после лечения выявил более выраженное достоверное увеличение его амплитуды до физиологической нормы у пациентов основной группы .

Уменьшение депрессии и общей десинхронизации α-ритма указывает на активизацию функциональной мозговой активности, а в сочетании со снижением общей бета-волновой активности и «правильным» комбинированием между собой по областям, свидетельствует о нормализации функций диэнцефальных неспецифических систем мозга с уравновешиванием внутрисистемных интегративных процессов между активизирующими восходящими и деактивизирующими структурами мозга в пользу преобладания синхронизирующих нисходящих процессов.

Применение кортексина, минуя гематоэнцефалический барьер, вызывало у пациентов также значимое снижение амплитуды патологической активности дельта волн в 2 раза по лобным областям симметрично и в 2,7 раза слева и в 3,5 раза справа по височным областям. Полностью редуцировали по лобным и височным областям тета волны, что свидетельствует о значительном повышении уровня функциональной активности этих зон и снижении чрезмерного «патологического перевозбуждения» в височных отделах.

У пациентов группы сравнения, несмотря на достоверное уменьшение депрессии альфа-ритма и β-волноваой активности, эти изменения значительно уступали результатам, полученным в основной группе. В контрольной группе сохранилась прежняя биоэлектрическая активность мозга.

Под влиянием лечения отмечалась также положительная динамика межполушарных взаимодействий в виде достоверного снижения межполушарной ассиметрии во всех группах, но более значимое в основной группе с 66,0±4,7% до 30,0 ± 6,5% (p Специализация центра

Ссылка на основную публикацию
Экхимозы у детей
Экхимозы на коже являются множественными кровоизлияниями в подкожный слой эпителиальных тканей, которые имеют внешний вид багровых или синих пятен неправильной...
Экзостоз большой берцовой кости
Экзостозом называют редкое заболевание, которое характеризуется формированием наростов на костных тканях. Борьба с патологией проходит радикально, так как обычно не...
Экзостоз википедия
Общие сведения Остеохондрома кости (синоним костно-хрящевой экзостоз) представляет собой доброкачественное экзофитное костно-хрящевое образование, которое располагается на наружной поверхности кости и...
Экхондрома что это такое фото
Небольшие выпуклости на кистях рук или на стопах, еле заметное уплотнение на грудной клетке или у основания черепа – даже...
Adblock detector