Что делать при булимии

Что делать при булимии

  • 6 сентября 2017 в 13:45
  • 37

Пищевые расстройства, в которые входят анорексия, булимия и компульсивное переедание, называют еще расстройствами пищевого поведения (РПП). Согласно статистике, за РПП числится самый высокий уровень смертности по сравнению со всеми остальными психологическими расстройствами, а 25 % девушек в возрасте от 16 до 22 лет используют переедание и очищение желудка и кишечника как способ контроля веса. При этом к лечению и госпитализации прибегает лишь один человек из десяти.

The Village поговорил с Аней Мирошниченко, автором фотопроекта «Открой в себе богиню», который она создала, проходя лечение от булимии в клинике неврозов в Москве. Своими снимками Аня рассказывает о жизни в постоянной борьбе с собственным телом и об историях девушек, которые столкнулись с тем же.

О том, как начались проблемы с перееданием

Я всегда ела что хотела, у меня не было загона по поводу фигуры. Но однажды, лет десять назад, я встала на весы, а мама, проходя рядом, обронила: «Ой, прямо как я год назад». И тут я задумалась — неужели я такая же толстая, как мама? Я всегда считала себя коренастой, но не толстой.

Тогда я начала худеть. Все, как обычно: фитнес-зал, тренировки, правильное питание. При этом у меня бывали срывы в еде, особенно в сладком — я вообще сладкоежка. При срыве ты начинаешь есть без остановки: быстро, бесконтрольно запихивать в себя еду. Как правило, это вредная еда или вкусняшки. Остановиться невозможно, потому что не наступает насыщения, хотя желудок уже не способен вмещать еду. Потом из-за чувства вины и страха, что все это обязательно отложится на боках, идешь в туалет и провоцируешь рвоту. Когда место в желудке освободилось, идешь и вновь ешь.

Так продолжалось много лет. Года три назад (мне было 32) произошел серьезный срыв. На тот момент я не позволяла себе сладкое лет десять, ела только фрукты. И поскольку я сладкоежка, то всегда ходила злая. Постоянно думала о еде, во время завтрака представляла, что я буду есть на перекус. Съела с чаем ложку меда — и понеслось: я точила батоны, печенье, вафли, съедала по кастрюле макарон, гречки. Когда желудок уже физически не мог принимать пищу, бежала в туалет очищаться, и потом опять. Я поняла, что можно есть вкусности бесконечно.

Если раньше такие срывы происходили раз в месяц, то потом они стали раз в неделю, а потом — каждый день. Тогда начался зажор, который продолжался месяца два-три. Я занавешивала зеркала, старалась на себя не смотреть. В последний раз у меня высыпали капилляры на лице. Я покрылась красными пятнами, и у меня пошла кровь из носа. Я поняла, что больше так продолжаться не может. Еда замещала эмоции: грустно — идешь есть, скучно — идешь есть, радостно — идешь есть.

Как выглядит нервная булимия

Вообще, обычно булимички наедаются в одиночестве. А я работаю на телевидении, часто езжу снимать. И график «неделя через неделю». Выходная неделя — это повод нажраться: никто же этого не видит.

Когда я поняла, что наступает зажор, я начала заматывать себе руки эластичным бинтом. Потому что, когда ты постоянно очищаешься, костяшки пальцев царапаются за зубы и появляются шрамы. А в бинте ты же не полезешь в рот. Потом я придумала другую фишку: как только я чувствую приближение срыва, я иду себя фотографировать. Отчасти здесь есть элемент мазохизма: когда себя снимаешь, смотришь потом и думаешь: «Ты такая отекшая, там обвисло, тут обвисло, ты жирная-прежирная», — и опять идешь на кухню жрать. Но сколько можно себя фотографировать? Потом я открыла для себя, что можно очищаться зубной щеткой — быстрее и без травмирования рук. Правда, одна знакомая засунула себе зубную щетку так, что та застряла в пищеводе. Ей делали операцию, разрезали пищевод.

Когда я понимала, что наступает зажор, я начала заматывать себе руки эластичным бинтом. Потому что, когда ты постоянно очищаешься, костяшки пальцев царапаются за зубы и появляются шрамы

Работа — это сдерживающий фактор. Во-первых, нужно время, чтобы нажраться, а ты везде на виду. Во-вторых, надо быстренько сбегать в туалет, а он — общественный. В-третьих, когда ты очищаешься, ты вся красная, опухшая, отекшая, глаза на мокром месте, а все-таки надо работать. Еще кариес постоянно, желудочный сок в рот попадает, зубы разрушаются — свои прелести.

Я пробовала уезжать. Только возвращалась все равно к своим баранам. Когда мы ездили в экспедицию в Вязьму, я поселилась рядом с хлебозаводом. Там был маленький магазинчик, где всегда свежий, мягкий хлеб. Понятно, чем все это заканчивалось.

Я подписана на одну девочку в Instagram, она делает, как сама это называет, «блев-пати». Она идет в «Ашан», покупает «Наполеон» в пластиковых контейнерах, какао пол-литра, творожки и две плитки шоколада или батончики. Идет в «Ашане» в туалет, запирается и все это съедает. Правда, я не знаю, сидит она на таблетках или нет, но обычно все сидят на таблетках. Потому что такой худобы и такого обезвоживания просто так не достигнешь. Есть одно очень страшное лекарство, мочегонное, оно действует таким образом: ты выпиваешь таблетку, сначала чувствуешь резкую боль в почках, а потом через 15–20 минут у тебя вся вода выходит. Оно продается без рецепта и очень дешевое.

Как окружающие воспринимают болезнь

К сожалению, люди не понимают моей болезни, они говорят: «Не блюй. Ну, объелась — посиди, переварится, и все». Или как девочкам с анорексией: «Иди поешь». Но это так не работает.

Я сама раньше не думала, что это проблема. Просто увидела во «ВКонтакте» что-то про булимию и загуглила. Начиталась в интернете, что булимией страдают те, кто не может принять себя, свое тело, слабохарактерные. Я думала: «Ань, что ты переживаешь, ты не ела нормально столько лет». Мама сначала тоже отшучивалась: «Прекрасно, ешь! Значит, у тебя организм этого требует». А потом, когда я с ней поделилась переживаниями, она забеспокоилась. Доходило до того, что она прятала зубные щетки, запирала туалет и смотрела, что я делаю после еды.

Муж не замечал моих особенностей, пока я ему не рассказала. Единственное, удивлялся, мол, ни фига себе ты ешь. Когда мы заказывали пиццу, он съедал три куска, а остальное — я, еще и корки за ним подъедала. Конечно, он говорил всегда, что я не толстая, нормальная, но все это не работает.

Друзья знали, но это все не выглядело как что-то серьезное. Ну, подумаешь, поела, пошла очистилась. Булимик, также как и анорексик, всегда найдет выходы, чтобы его не видели, чтобы никто не знал, чтобы в тайне нажраться и предаться своим утехам.

Про лечение

Мне стало страшно, когда я поняла, что самостоятельно не могу справиться.

Я прошла курс у психолога — десять сеансов, потом у меня было еще три психолога. Все мне сказали: «Иди к психиатру. И когда я получу заключение врача, что ты психически здорова, тогда будем работать с твоим комплексом».

Читайте также:  Попова наталья алексеевна

Через знакомых узнала, что есть в Москве клиника неврозов. Там врачи поставили мне диагноз «нервная булимия» и положили лечиться. Клиника была похожа на дом престарелых или советский санаторий. Ты просыпаешься, когда хочешь, бежишь в душ или не бежишь в душ. Потом в 9–10 часов завтрак и таблетки. Дальше процедуры: ЛФК, йога, легкий электрошок, душ шарко или циркулярный душ. По пятницам — дискотеки. Курить нельзя, но если зайти за угол, то можно. Потом у тебя свободное время. Потом где-то в 13–14 часов обед, потом можешь поспать. Весь день ты читаешь, гуляешь, спишь, куришь, ешь и пьешь таблетки.

Когда я поступила, то написала, что у меня аллергия на лидокаин, а мне всадили укол «Мильгамма» (содержит лидокаин. — Прим. ред.). Мне стало плохо. Прибежал врач, стали выяснять, что у меня. Я пытаюсь сказать, что, вообще-то, я предупреждала, что у меня аллергия на лидокаин. И в ответ услышала: «Чаю крепкого попей». Единственное, ноги мне подняли, чтобы к голове кровь прилила.

Потом мне стали давать какие-то таблетки, а у них такая побочка, что руки как плети висят. Даже стакан сложно держать. И такими таблетками пичкают там всех. Это антидепрессанты, которые по идее должны тебя вводить в состояние «жизнь прекрасна», а тебе все просто пофиг. Я не могла читать, не могла набирать сообщение в телефоне. В итоге просто сидела или ходила туда-сюда. Еще были таблетки, которые убивают аппетит, то есть тебе совершенно все равно становится — землю жевать или шоколад. Потом я перестала их пить, кстати, когда ты пьешь таблетки при сотруднике, рот не показываешь.

В клинике я тоже срывалась. Там можно с разрешения у медсестры или врача пойти магазин. Я уходила, покупала себе пять плиток шоколада, две сразу съедала, приходила в клинику и съедала еще три. У меня высыпал дикий диатез, но меня это не останавливало. Я даже спрашивала местного психолога, можно ли закодироваться от шоколада. Он сказал, что можно, но тогда я начну срываться на чем-нибудь другом: станет недоступен шоколад — буду есть макароны.

Про проект

Проект получился случайно. Когда куратор фотошколы, которая подписана на меня в Instagram, увидела, что я в клинике, она посоветовала начать снимать. Я притащила фотоаппарат. Нас в палате было пятеро. Вообще, там как-то не очень было принято говорить про свои диагнозы: кто-то скажет вскользь, но в подробности вдаваться — нет.

Римма, полненькая, ей диагноз поставили «шизофрения», что ли. Она вся в татухах, например, набила на себе член своего мужа. У нее танатофобия, она боится смерти

Кате 19 лет, недавно она окончила какой-то военный колледж. Она сирота, у нее только бабушка есть. Катя немного «девочка с улицы», у нее была какая-то ранняя беременность лет в 15, но она потеряла ребенка. Видимо, вследствие стресса у нее теперь организм не принимает еду. Когда она съест что-то, через какое-то время бежит в туалет, но не для того, чтобы засунуть себе два пальца в рот, а потому что у нее рвотные позывы. У нее по несколько раз брали кровь из вены, мы даже стали грешить на врачей, что нормально кровь взять не могут, а у нее кровь, оказывается, очень густая и быстро сворачивается, и это очень опасно — прямой путь к тромбозу.

Другая девочка, Римма, полненькая, ей поставили диагноз «шизофрения», что ли. Она вся в татухах, например, набила на себе член своего мужа. Все думают: «Ну и дура», — но когда я стала с ней общаться, то поняла, что она абсолютно нормальная девчонка, неглупая. Про эту татуировку она говорит: «Да, я люблю своего бывшего мужа; это самый красивый орган, который я видела в своей жизни. Хочу, чтобы он был со мной». Детство у нее тоже, видимо, было не очень, говорит: «Меня воспитали улица и водка». У нее танатофобия, она боится смерти. Но не просто смерти, все мы когда-нибудь уйдем в другой мир — она боится, что после нее останется пустота. Хотя детей она категорически не хочет, потому что, говорит, не может им ничего дать.

Еще была Вика, ей 45 лет, она инструктор в бассейне. Интересная, симпатичная, стройная, казалось бы, какие могут быть у нее проблемы? У нее было тревожное состояние, что она не могла спать. Она боялась, что во сне задохнется, — спала только днем несколько часов и ночью часа два, все время ходила с кислородным баллоном. У нас всегда были открыты окна, и мы не могли пользоваться дезодорантами или духами: ей постоянно не хватало воздуха.

У другой девочки, Милы, тоже была булимия, она мне насоветовала разных таблеток, потом сказала не пить их ни в коем случае — у них какая-то страшная побочка. Она очищалась с помощью зубной щетки, ручки и по нескольку раз. То есть если обычно после еды бежишь и один раз это делаешь, то тут она очищалась, потом шла пила литр воды, потом еще раз очищалась и еще раз, чтобы не осталось вообще ничего. Потом закрепляла результат каким-нибудь слабительным или мочегонным. Она актриса, это многое объясняет: очень завышенные требования к себе. У нее была булимия, была анорексия, но поступила она с шизофреническим расстройством, когда нужно постоянно что-то делать. Например, стоит на столе стакан, его нужно переставить сначала влево, потом вправо. Это очень мучительно, когда тебе мозг постоянно приказывает что-то делать, и ты не можешь это игнорировать. Ты все время ходишь-ходишь, не можешь стоять, пока не уснешь. Я тоже спрашивала: «А что, ты не можешь этого не делать?» То же самое, как меня спросить: «Че, ты не можешь не бегать в туалет?»

Другая девочка Рита — психотерапевт. У нее тоже была булимия, но на фоне общего тревожного расстройства. Рита из Израиля, ей, наверное, надо было где-то перекантоваться, она и пожила там чуть-чуть. Ей выписали дикое количество транквилизаторов. Это чем-то напоминало «Пролетая над гнездом кукушки», только здесь не делают лоботомию, а просто забивают на тебя. Когда она стала пить таблетки, она ходила, говорила какие-то странные вещи, а когда отошла, сказала, что ей ведьмы мерещились.

Сначала я просто не видела смысла говорить о булимии. А потом, когда так получилось, что я сняла проект, его надо было показывать. Я показала. То есть первый раз вышла публично с этим. Сейчас я думаю: «А что тут такого? Ну да, есть у меня такая проблема».

О жизни после клиники неврозов

Я не могу сказать, что лечение мне очень помогло. Когда я ушла оттуда спустя три недели, психиатр сказала, что можно наблюдаться там, приходить раз в неделю-две. Но я не стала. Еще она сказала, что нужен хороший психотерапевт. И годами с ним работать — тогда все это пройдет.

Читайте также:  Повреждение поверхностного малоберцового нерва

Конечно, хочется быть красивой, подтянутой, без целлюлита. Но если раньше для меня главным были цифры на весах, сантиметры, то сейчас я хочу быть здоровой. Срывы до сих пор случаются — в основном из-за плохого настроения или из-за скуки. Недавно я поправилась на шесть килограммов, и меня это удручает. Но я сейчас стараюсь позволить себе есть все. Я хочу не думать постоянно о еде, относиться к ней иначе. Это не утешение, не развлечение, она только дает энергию.

Я до сих пор стараюсь работать над принятием себя. Сейчас все деньги уходят на фотографию, на учебу, поэтому не хожу к психологу. У районных психологов советы из разряда «полюби себя», «перестань нервничать», «почитай библию». Один говорит: «Кольцо из носа вытащи». Я решила, что забью себе график полностью, но это тоже не решение проблемы. Так я почувствую себя как загнанная лошадь, а загнанных лошадей пристреливают.

Реальные имена героев изменены по просьбе автора фотопроекта.

Приступ булимии или компульсивного переедания – это огромной силы эмоциональный разряд. Как у любого другого приступа, у него есть начало.

Дорожная карта

После выздоровления от булимии мне приходят письма – читатели просят поделиться опытом. Один из самых частых вопросов – как удержаться от срыва в обжорство?

Приступ булимии или компульсивного переедания – это огромной силы эмоциональный разряд. Как у любого другого приступа, у него есть начало, середина/пик и окончание/спад.

Главный способ остановить – переждать, как непогоду. Над нашей головой словно собирается гроза, на нас обрушивается ураган.

Задача не в том, чтобы изо всех сил сопротивляться, а в том – чтобы не испугаться и принять.

Несколько практических приемов и советов

НЕ БОЙТЕСЬ СРЫВОВ

На самом деле, каждый приступ и даже срыв (если не удалось удержаться от лишней еды) – еще один шаг к освобождению от булимии. Именно так к ним и стоит относиться.

Контролировать зависимость – будь то еда, сигареты, алкоголь — навык, как любой другой.

Чтобы научиться кататься на роликах, водить машину, свободно говорить на иностранном языке, надо практиковаться. Чем больше мы практикуемся, тем лучше получается.

Сначала мне почти не удавалось удержаться от срывов, хотя я очень хотела. Булимия была сильнее, а я слабее.

Но я не сдавалась, и со временем соотношение сил поменялось: мое «я» окрепло, а булимия уменьшилась.

Воспринимайте приступ, как возможность попрактиковаться. Первый раз на велосипеде мы едем неровно, виляем, пытаясь удержать руль, заваливаемся, падаем, поднимаемся. А через какое-то время – сели и поехали.

ДЕЙСТВУЙТЕ ПО ИНСТРУКЦИИ

В момент приступа компульсивного обжорства или булимии у нас обычно нет никаких мыслей и плана действий, кроме «я хочу торт, кастрюлю макарон/жареной картошки, три пиццы, теплый каравай с сыром, ведро мороженого; мне надо держаться, но я не могу устоять, еда сильнее меня, я ничтожество, жалкая безвольная личность».

Что, если бы речь шла не о булимии, а другом состоянии, например, диабете? Когда «падает сахар», человек заранее готов и четко знает, что делать, – условно, съесть взятую с собой конфету/шоколадку, принять лекарство, вызвать помощь.

Когда мы до автоматизма отработали план действий, нам легче в ситуации Х – под рукой инструкция на пожарный случай.

Я предлагаю отнестись к приступу компульсивного обжорства/булимии, как к приступу диабета — разработать мини-инструкцию первой помощи, чтобы знать, как вести себя.

Упс, начинается. До ужаса хочу прорву вкусностей, боюсь не удержаться. Что я должна/должен сейчас сделать?

Раз-два-три-четыре-пять шагов. Такой подход сразу снимает остроту приступа.

Нам легче сохранить спокойствие, не сливаться со своими эмоциями — страх, стыд, злость на себя или на весь мир. Из-за неумения справляться с ними мы и переедаем.

НАКОРМИТЕ СЕБЯ

Булимический приступ – громкий сигнал, что мы голодны. Только голод не физический, а душевный.

У нас есть острая неудовлетворенная потребность – она «пылает», «болит», «кричит», в общем, напоминает, что нужно срочно действовать.

Еда не успокоит эту боль, а сделает только хуже – это вы знаете по опыту.

Задача – выбрать действия, которые повышают настроение, укрепляют самооценку и дают энергию, пополняют наш внутренний ресурс. Это и будут 3-5 шагов «Инструкции на случай приступа», о которой я писала выше. Наметьте их заранее.

Может, вам надо полежать на мягком ковре, раскинув руки, и просто слушать тишину или любимую музыку (кстати, можно собрать свой плейлист — 3-5 композиций, которые прогоняют тоску и придают сил во время приступа).

Наблюдать, как приходят и уходят мысли и эмоции, словно облака на небе.

Обнять близкого человека, посидеть/полежать рядом.

Поиграть с котенком.

Или – от души попрыгать со скакалкой, яростно побить боксерскую грушу, пробежаться по парку вечером.

Возможно, сходить в красивый храм по соседству.

Или – поспать. Вот прямо пришли с улицы, помыли руки, переоделись в домашнюю одежду, надели на подушку новую наволочку, чтобы она радовала запахом чистоты, – и нырнули в сон на полчаса/час.

ДРУГИЕ ПРИЯТНЫЕ ВЕЩИ

Делая выбор между поеданием вкусностей и другими занятиями, многие чувствуют себя обделенными – ведь мы отказываем себе в удовольствии. Кому это понравится?

Взгляните на ситуацию по-другому: время, которое занимает обжорство, вы могли бы потратить на другие приятные вещи, например, встретиться с подругой/другом или заняться своим хобби.

Не говорите себе, что в вашей жизни будет меньше вкусностей, думайте о том, что у вас освободится больше времени на то, чтобы жить свою жизнь.

ДВА ШАНСА

Приступ булимии устроен так, что дает нам шанс дважды.

Мы можем удержаться от обжорства совсем, и это здорово, когда получается. Если нет – есть еще одна возможность потренироваться брать зависимость от еды под контроль.

А именно — удержаться от того, чтобы попытаться «замести следы преступления»: вызвать рвоту, принять слабительное или выполнить какой-то другой ваш ритуал.

На мой взгляд, второй сценарий позволяет быстрее справиться с булимией.

Когда вы просто сидите с переполненным желудком – «не прячетесь за рвоту», а прямо смотрите в лицо своему обжорству — этот неприятный опыт врезается в память и помогает в следующий раз удержаться от лишней еды.

Я повторяла, как мантру «правда меня защищает, правда делает меня сильнее». Правда – это сколько съела, столько и переварила. Она возвращает нас в берега здорового питания, показывает, как не переедать в огромных количествах.

ВКЛЮЧИТЕ КАМЕРУ НАБЛЮДЕНИЯ

Допустим, вы ловите себя на мысли, что хотите наесться – вас не удержать. Отлично, начинайте, и одновременно – включите камеру наблюдения.

Я как будто выхожу из своего тела, встаю рядом и включаю камеру. Теперь я – не только участник, но и свидетель срыва, который со мной происходит.

Читайте также:  Антибиотики и иммуномодуляторы вместе

Я – над схваткой, я наблюдаю и анализирую.

Вот я на кухне, стремительный поворот к холодильнику/буфету, открыла, закрыла, села или судорожно ем стоя, чтобы успеть, пока родные не застали за преступлением.

Или наоборот, я одна в квартире, ни души рядом, без сил сижу в кресле, передо мной торт и я медленно поглощаю его, ложка за ложкой, пока не прикончу.

Во время приступа проговаривайте про себя или вслух, что именно вы сейчас едите, и в каком количестве. Взгляд свидетеля помогает дистанцироваться от обжорства и остановиться.

МОЙ ЖЕЛУДОК – НЕ МУСОРНОЕ ВЕДРО

Выплевывайте, выбрасывайте лишнюю еду, которую запихиваете в себя во время приступа, – пусть в этом выражается ваша свобода воли и сопротивление обжорству.

Представьте, что кто-то насильно пытается затолкать вам в горло продукты, а вы не даете – потому что ваш желудок не мусорное ведро, вы будете есть, когда сами решите, назначите себе время, а не под влиянием порыва.

Это упражнение помогает проснуться, вернуться в реальность из тумана обжорства, почувствовать себя «за рулем» и взять ситуацию под контроль.

ПРИДУМАЙТЕ ЯРКИЙ ОБРАЗ

Он помогает преодолеть зомби-эффект: когда нам кажется, что еда нами управляет, нас словно заставляет есть некая высшая сила, а сами мы бессильны. На самом деле это не так, и мы можем себя перепрограммировать – через образы.

Например, в начале приступа я представляю, как волны Атлантического океана разбиваются о берег маленького острова-крепости Мон-Сен-Мишель (фр. Mont Saint-Michel, гора святого Михаила) — пытаются взять его приступом, но крепость не сдается, стоит, невзирая на бешенство волн.

На пике помогает другой образ – «глаз торнадо». Так называют область прояснения и затишья в самом центре тропического циклона – вокруг нас бушует буря эмоций, они толкают нас к еде, но мы – все равно в безопасности.

Не бойтесь сорваться и не злитесь, когда возникает дикое желание набить желудок едой. Не запрещайте себе никакие продукты, не ругайте за срывы, не паникуйте и не стыдите — это только подпитывает булимию и делает ее сильнее. Сохраняйте спокойствие.

* Напоминаю, что делюсь личным опытом преодоления булимии. Каждый случай индивидуален, важно анализировать лучшие практики и строить собственную программу выздоровления, опираясь на свой опыт. Если вы чувствуете, что не справляетесь самостоятельно, — найдите надежного, квалифицированного врача-специалиста по пищевым расстройствам. опубликовано econet.ru .

Если у вас возникли вопросы, задайте их здесь

Ксения Татарникова (Татарник)

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление — мы вместе изменяем мир! © econet

Понравилась статья? Напишите свое мнение в комментариях.
Подпишитесь на наш ФБ:

Сущность болезни и ее проявления

Булимия (bulimia nervosa) начинается с ограничений в еде, которым может предшествовать анорексия. Мысли пациентов с булимией постоянно вращаются вокруг еды.

За ограничениями в еде следует утрата контроля за количеством съедаемого и импульсивное переедание, после чего в свою очередь возникает сильное чувство вины и страх, связанный с увеличением массы тела.

В течение длящегося несколько часов приступа обжорства больной может употребить до 6000 ккал. При низкой физической нагрузке рекомендуемое 19–30-летней женщине количество потребляемой энергии составляет 2000-2100 ккал. Человек предпринимает попытки ликвидировать последствия переедания, вызывая рвоту или принимая слабительные. Зачастую бывает сложно отличить булимию от анорексии, потому что при обоих болезненных состояниях может наблюдаться и рвота, и ограничения в количестве еды.

Такое пищевое поведение нередко остается в течение долгого времени незамеченным, потому что его скрывают от окружающих, а об обратной стороне болезни знает только сам больной. Тем не менее, близкие могут распознать булимию по тому, что человек ест много, но не набирает в весе, предпочитает есть в одиночестве, когда другие уже спят, если из холодильника таинственным образом исчезают большие количества продуктов, если человек после еды отправляется в туалет. Приступы переедания обычно вызывают негативные эмоции, такие как усталость, тревожность, изнуренность, подавленность. Булимия может сопровождаться попытками самоубийства, самоповреждений или употребления психоактивных веществ.

Булимия – очень распространенное нарушение пищевого поведения, она встречается в 2–3 раза чаще, чем анорексия. Обычно булимия начинается в возрасте 15–24 лет. Около 90% страдающих булимией – женщины. В группу риска входят танцовщицы, гимнастки, модели, бегуньи – у них булимия встречается часто. Значительное влияние оказывают члены семьи: ребенок, родители которого постоянно критикуют его внешность, с большой вероятностью станет жертвой булимии или иного нарушения пищевого поведения.

С точки зрения физического здоровья, у страдающих булимией отмечается эрозия зубной эмали, обусловленная кислотностью рвоты, опухшее лицо из-за увеличившихся в размерах слюнных желез, а также ссадины на руках, которые возникают вследствие вызывания рвоты и потери жидкости. Частая рвота или прием лекарств, которые приводят к дефициту питательных веществ, могут вызвать в организме и физиологические изменения – например, нарушения электролитического баланса, судороги, нарушения сердечного ритма и т.д.

Симптомы булимии:

  • неконтролируемое поглощение пищи – до ухудшения самочувствия
  • поедание больших порций в течение короткого времени
  • следование строгим диетам, которое чередуется с перееданием
  • еда тайком
  • человек начинает создавать дома запасы фаст-фуда
  • принудительное вызывание рвоты
  • употребление слабительных и мочегонных средств для контроля за массой тела
  • чрезмерные тренировки
  • зацикленность на массе тела
  • негативные представления о своем теле и низкая самооценка
  • постоянные перепады настроения и депрессия
  • слабость и усталость
  • отдаление от семьи и друзей, все более углубляющаяся изолированность и погружение в себя

Как анорексия, так и булимия может сопровождаться компульсивными чрезмерными тренировками, когда человек тренируется до такой степени, что это начинается разрушительно сказываться на его здоровье. Посредством занятий спортом больной пытается избавиться от полученной с пищей энергии или вообще тренируется для того, чтобы позволить себе поесть.

Основные нарушения здоровья, сопровождающие булимию:

  • Выпадение зубов
  • Заболевания десен, язвы ротовой полости
  • Нехватка минеральных веществ
  • Нарушения психики
  • Подверженность заболеваниям
  • Нарушения сердечного ритма
  • Повреждения пищевода
  • Нарушения менструации
  • Повреждения печени и почек.

Лечение

В некоторых случаях, если в жизни происходят позитивные, повышающие самооценку перемены, булимия может пройти без лечения, однако обычно лечение требуется. Поскольку причинами булимии, помимо низкой самооценки, являются социальные и психологические факторы, ее лечение требует психотерапии.

На первом этапе больного приучают нормально есть и постоянно следить за этим, избегая ситуаций, которые приводят к перееданию; приучают бороться со стрессом иными методами, не едой. На втором этапе до сознания страдающего булимией доводят, что у него есть и другие ценности, помимо собственного тела. Положительный эффект продемонстрировала также групповая терапия. Лечение булимии – процесс длительный, в среднем излечивается 80% пациентов, однако у большинства на всю жизнь остается обостренное внимание к массе тела и еде.

При составлении текста использовался следующий материал: Õpilase kehakaal, selle psühholoogilised aspektid ning toitumis- ja liikumisnõustamine. 2007 Maser, M., Akkermann, K., Fessai, N., Kirss, M., Sapatšuk, I., Villa, I

Ссылка на основную публикацию
Что делать если у тебя жирная кожа лица
Прежде чем остановить свой выбор на средстве, которое предназначено для тех или иных состояний кожи или косметических задач, научитесь определять...
Что делать если наглотался таблеток первая помощь
Поликлиника 27-4-04; 29-2-26 Врачебная амбулатория с.Платоновка 25-3-53 Врачебная амбулатория с.Верхнеспасское 61-2-43 Врачебная амбулатория с.Нижнеспасское 68-1-51 Врачебная амбулатория с.Саюкино 67-5-28 Врачебная...
Что делать если начал крошиться зуб
Что делать, если крошатся зубы? Однозначным ответом на этот вопрос будет – посетить специалиста, ведь только врач может определить и...
Что делать если у тебя переходный возраст
Начинается переходный возраст у детей и наступает пора противостояния. У родителей появляется желание скорее дорастить дитятко до 18 лет и...
Adblock detector